Краснокаменск на грани исчезновения

Вячеслав Правдин / Новости, 18:40, 28 июля

Данный репортаж имеет федеральное значение, так как затрагивает проблемы атомной энергетики, металлургической промышленности и международных отношений.

МОНОГОРОД - населенный пункт, созданный при градообразующем предприятии для обеспечения производства трудовыми ресурсами.

ГОРОД-САД

В 1968 году в Забайкалье в чистом поле появился город Краснокаменск. Новейшая инфраструктура, по последнему писку советской моды, обилие продуктов и высокооплачиваемых рабочих мест. Прочти сто тысяч человек стали счастливыми жителями «урановой» столицы, сделав ее вторым по численности городом региона. По своему размаху Краснокаменск стал одним из самых успешных проектов СССР. Градообразующее предприятие – Приаргунское производственное горно-химическое объединение (ППГХО) на сегодняшний день является крупнейшим уранодобывающим комплексом в России. Более того, оно входит в пятерку крупнейших поставщиков природного урана в мире. Моногород Краснокаменск должен был раскрыться, как цветок, создав вокруг себя десятки сопутствующих предприятий, однако судьба уготовила ему совсем иную участь.

Первым ударом по национальным планам стал развал Советской империи. Некогда закрытый город распахнул свои врата для всех желающих. Вместо квалифицированных специалистов, хлынули в Краснокаменск тысячи простых граждан, в основном из близлежащих сел и деревень. Министерство средней промышленности, занимавшееся непосредственно добычей и сбытом «урана» - крайне специфической продукции на рынке, было ликвидировано. Пришлось искать новые рынки и приспосабливаться к кардинально изменившейся экономике. Начались задержки зарплат и сокращение персонала ППГХО. Несмотря на наплыв новых жителей, население Краснокаменска уменьшилось почти на четверть. Еще одним не совсем, как оказалось, положительным фактором, стала тотальная приватизация. В государственных руках удалось удержать лишь «Жилищно-коммунальное управление». Все же, не смотря на все трудности, кризис удалось пережить и сердце Краснокаменска – ППГХО, вновь начало биться.

Одним из ключевых проектов, стало соглашение о сотрудничестве между ГК «Росатом» и Правительством Забайкальского края, подписанное в 2013 году. Согласно соглашению 70% средств, получаемых от налоговых отчислений, должны были быть направлены на развитие инфраструктуры города. Появились новые дороги, началось строительство физкультурно-оздоровительного комплекса и образовательных учреждений, под реставрацию и ремонт попало несколько социально значимых объектов. Плюсом к этому в 2016 году было подписано Постановление Правительства РФ о создании Территории опережающего социально-экономического развития «Краснокаменск».

Принятое решение позволяет обеспечить занятость населения за счёт развития новых видов деятельности и малого предпринимательства, привлекать дополнительные инвестиции, увеличивать налоговые поступления в бюджет муниципального образования. Пресс-релиз ППГХО

С НЕБЕС НА ЗЕМЛЮ

Заряда бодрости хватило ненадолго. Постепенно Соглашение о сотрудничестве стало забываться сторонами. Объем выделяемых на Краснокаменск средств от налоговых поступлений начал стремительно сокращаться и вскоре главы вновь начали вымаливать у края «хоть шерсти клок». Планы по ТОСЭР также исполнены не были. Созданные территории не достигли запланированных показателей и откатились в число аутсайдеров по стране. Самым же страшным фактором стало истощение запасов урана. Согласно расчетам, урановой руды на существующих рудниках хватит всего на несколько лет. В виду этого предприятие постепенно начинает терять прибыль и вскоре может быть обанкрочено, как и десятки других по региону, таких как КСК, Машзавод или Сретенский Судостроительный завод. А некогда цветущий город Краснокаменск перестанет существовать и пойдет на расселение.

ПОСЛЕДНЯЯ НАДЕЖДА

Однако надежда на сохранение атомной промышленности в Забайкалье еще теплится. Последняя попытка - запуск 6-го рудника, разработанного еще в 1984 году и законсервированного в виду кризиса в начале 90-х. Его запасы позволят ППГХО не только сохранить мощности на ближайшие 30 лет, но и нарастить определенный потенциал. В 2018 году новоприбывший губернатор Забайкальского края Александр Осипов, поняв проблему, заявил, что будет лично контролировать строительство. В стройку полились миллиарды рублей, а среди бравурных речей чиновников стали куда чаще встречаться слова «ППГХО» и «6-й рудник». Угрозой закрытия крупнейшего уранодобывающего предприятия озаботился даже Президент РФ Владимир Путин. Кстати, по его словам, его внимание к проблеме привлекли многочисленные письма неравнодушных жителей региона.

Владимир ПУТИН, Президент Российской Федерации
«Не нравится атомная энергетика? Ну, я не хочу давать никаких комментариев, но… Я вообще не понимаю, чем вы будете топить? Газа не хотите, атомную энергетику не развиваете. А че вы, будете дровами топить?» 

И вот наконец-то в Краснокаменск, на запуск 6-го рудника, полились миллиарды рублей. А через несколько месяцев за взятки силовиками был задержан директор ППГХО Александр Глотов. Тогда же мы впервые получили комментарий генерального директора головного предприятия «АРМЗ».

Владимир ВЕРХОВЦЕВ, генеральный директор «Атомредметзолото»
"Тот случай, коллеги, который произошел вот сейчас на комбинате, конечно это тяжелейший удар по имиджу, тяжелейший. Если так говорить морскими терминами, это пробоина ниже ватерлинии. И нам нужно здесь абсолютно держать этот удар. Хочу сразу сказать, что ситуация под контролем. Прежде всего нужно обеспечить безопасность, потому что это тяжелое производство. И второе – не потерять управление."

После этого Верховцев вновь пропал с наших экранов. Для поднятия утерянного имиджа для депутатов и СМИ была проведена наглядная презентация хода строительства 6-го рудника. Также были даны сроки его завершения. Окончание работ по строительству инфраструктуры планировали в 19-м, к 22-му проект должен был пройти Главгосэкспертизу. В 2023-м году было обещано начать горно-капитальные работы, а 2026-м рудник должен был быть запущен.

Александр ОСИПОВ, губернатор Забайкальского края
"В этом году у нас в освоение шестого рудника должно было быть инвестировано почти два миллиарда федеральных средств. Я напомню, что в прошлом году мы, в конце года, направили 900 млн рублей для того чтобы как можно быстрее подготовить соответствующую инфраструктуру, позволяющую приступить к освоению шестого рудника."

УГОЛЬ ЗА КРИПТУ

На дворе уже 2022 год, а шахтные воды, обогащенные радионуклидами, до сих пор не откачаны. Куда ушли миллиарды, также никто не знает. А тем временем, на самом предприятии начали происходить довольно странные вещи. В качестве первого ярчайшего примера можно взять АО «Атомспеццемент», ставшего первым резидентом ТОР «Краснокаменск». Более трех миллиардов инвестиций обуславливали создание 129 рабочих мест и выпуск более полумиллиона тонн цемента в год. С момента его запуска прошло уже 5 лет. Шутка ли, но эта пятилетка является первым этапом льготного налогообложения ТОР. Сегодня из всей красоты предприятия можно отметить, пожалуй, лишь новенький забор и охранную будку. Согласно утвержденной программе развития, еще в прошлом году предприятие должно было начать работать на полную мощность. Однако, по словам главы Краснокаменска, оно приказало долго жить, и было ликвидировано еще пару лет назад. А теперь самое интересное - вместо производства цемента сегодня на этой территории майнят криптовалюту. По нашим данным там может стоять около двух тысяч видеокарт. Подобная майнинговая ферма, по нашим данным, может содержаться и в ликвидированном молокозаводе города Краснокаменска. Внутрь мы не попали, однако вот эти силовые кабели, ведущие в здание, говорят сами за себя. А вот, кстати, и личный самолет хозяина бывшего молокозавода. Пришвартован прямо около ворот предприятия. Местные жители также говорят о еще одной суперферме в ангаре площадью 2000 кв. метров, располагающейся не то на территории ППГХО, не то на Уртуйском разрезе, так или иначе являющемся аффилированной конторой градообразующего предприятия.

В принципе, ничего противозаконного в майнинге криптовалюты нет. 20 января этого года Центральный Банк, сотрудничающий с американской системой ФРС, выступил за полный запрет майнинга и сделок с криптовалютой. Путин инициативу не поддержал, посчитав более разумным введение регулирования и налогообложение этой деятельности. Глава государства отметил, что в первую очередь это следует сделать в регионах с профицитом электроэнергии, таких как Иркутск, Красноярск и Карелия. По мнению экономистов, эта новость должна была положительно сказаться на индустрии, так как на сегодняшний день Россия занимает третье место в мире по объему вычислительных мощностей.

ДОЛОЙ ИНДУСТРИАЛИЗАЦИЮ – ДАЕШЬ ЦИФРОВИЗАЦИЮ!

В Забайкалье лишней электроэнергии нет. Напротив, в разработанном плане стратегии развития региона ясно обозначена необходимость в строительстве дополнительных электростанций, по иронии судьбы, работающих на атомном топливе. Пока же выработку электроэнергии для ППГХО осуществляет Краснокаменская ТЭЦ, работающая на угле, поставляемом с Уртуйского разреза. На сегодняшний день станция требует ремонта и выдает 250 мегаватт энергии вместо 320-ти. Стала ли причиной нехватка электроэнергии или же это банальное повторение судьбы вышеупомянутых предприятий, но сегодня закрытию подлежит единственный в Забайкалье международный инвестиционный проект – Краснокаменская металлургическая компания «Синлунь». Предприятие занималось переплавкой металлолома в непрерывнолитные заготовки, дабы металл не уходил за границу в непереработанном виде. Совсем недавно здесь появилось и новое оборудование для продления производственной линии. Здесь же планировалось и производство арматуры в промышленных масштабах, столь нужной для возобновившегося строительства. В планах предприятия также было налаживание производства мельничных шаров для горнорудных предприятий.

Не смотря на важность подобного производства, ППГХО без объяснения причин решило не продлять договор аренды с ООО «КМК «Синлунь»». Через три дня после ППГХО, подобное уведомление о разрыве отношений с металлургическим заводом прислала и энергоснабжающая организация АО «РИР». Последним, практически издевательским, стало письмо Министерства экономического развития Забайкальского края за подписью и.о. Министра Экономразвития Дениса Рысева. Министерством была запрошена информация о ходе работы завода, объемах и видах выпускаемой продукции, а также количеству созданных рабочих мест. Все это выглядело довольно забавно, с учетом того, что в это время предприятие уже вовсю демонтировало оборудование.

Так или иначе, очень сомнительно, что заявление главы государства подразумевали в себе наращивание мощностей по добыче крипты в ущерб промышленному производству. Возможно, в данном случае, кто-то решил трактовать их в свою пользу? Подтверждение тому недавние слова Председателя Правительства РФ Михаила Мишустина о необходимости наращивании отечественного производства, а также десятки недавно подписанных документов о развитии международных отношений с Китаем.

Помимо закрытия предприятий на территории ППГХО по сей день еще много нерешенных проблем. К примеру, вот этот полуразвалившийся сернокислотный завод. Его должны были демонтировать еще 4 года назад, однако груда старого металлолома до сих пор возвышается на холме. С территории завода по сгнившим местами желобам, стекает некая жидкость и уходит прямо на рельеф. Вся эта картина заканчивается огромным озером, на котором не видно ни намека на живность. Возникает логичный вопрос – насколько эта картина соответствует экологическим нормам.

ЗАГОВОР?

Так много вопросов и так мало тех, кто согласился нам хоть чуть-чуть разъяснить суть происходящего. Даже самые отъявленные «правдорубы» Забайкалья, открестились от данной темы, не говоря уж о региональных чиновниках. Министерство экономического развития наотрез отказалось от каких-либо комментариев, сославшись на свою некомпетентность. Довольно странно, если учесть, что министр Бардалеев в прошлом году лично вручал грамоту «Экспортер года в промышленности» той же компании «Синлунь». А сегодня, заслышав вопрос, он совсем даже не по-мужски, повесил трубку. Зам.министра - Рысев, запросивший информацию о состоянии предприятия, также предпочел укрыться от ответов на неудобные вопросы. Представители Минэка сослались на Министерство планирования, которое также решило спрятаться от глаз народа. Тогда мы решили направиться на само предприятие ППГХО, которое так дорожит своей репутацией, что просто обязано было дать нам ответы. Однако вопреки ожиданиям, там нам тоже в комментарии отказали. Мы написали письма на личные почтовые ящики генеральному директору «АРМЗ» Владимиру Верховцеву и его первому заместителю Алексею Шеметову, но ответа так же не получили.

Итак, складывается такая картина: судя по всему, на предприятии все настолько плохо, что и сказать-то нечего. По нашим источникам, единственным, кто набрался смелости решить этот вопрос, стал губернатор региона Александр Осипов. Однако его звонок также плодов не принес. Краснокаменск – довольно загадочное место, находящееся под столичным надзором, и местную власть здесь особо не жалуют. Такое вот своеобразное государство в государстве. Что же касается криптовалюты, то мы не можем знать наверняка всех планов федеральных властей. Возможно не просто так последнее время «Росатом» так часто говорит о создании многочисленных центров обработки данных вблизи атомных электростанций? Возможно, за счет криптовалюты в стране скоро будут строить здания, корабли, поезда и платить бабушкам пенсии? Возможно, Краснокаменск на грани исчезновения, а крупнейшее уранодобывающее предприятие уже готовится к банкротству? Пока мы лишь ищем ответы на эти вопросы. Наверняка их знают чиновники, трусливо прячущиеся в кабинетах. В любом случае, мы узнаем это в ближайшие семь дней, так как официальные запросы по адресам отправлены. А может краснокаменцам уже пора снова начать обращаться к президенту, дабы наконец снова получить ответ и надежду на дальнейшее существование своего города.

Вячеслав ПРАВДИН, Алиса ДНЕПРОВСКАЯ, ЗабТВ.

 

Важные и оперативные новости в telegram-канале "ZAB.RU"